Ноя 30

За разворачивающейся драмой Ирландии, Греции, Португалии и Испании в Европе вырисовывается нечто, обещающее намного более радужное будущее, чем можно предположить по мрачным, одержимым кризисом газетным заголовкам. Германия — источник активности европейской экономики — вновь демонстрирует рост, и, что более важно очистка вентиляции, катализатором этого возрождения является внутренний спрос, а не чистый объем торговли.

Согласно последнему отчету IFO, опубликованному в прошлую среду, деловое доверие в Германии находится на самом высоком уровне с начала 90-х гг., когда на фоне воссоединения страны были зафиксированы рекордные максимумы этого показателя. Безработица опустилась ниже докризисных уровней, потребители вновь делают покупки, инвестиции растут, а государственные финансы снова приближаются к положительной территории. Высказывание о том, что государственные финансы еще никогда не были в столь хорошем состоянии, ставшее для лорда Янга досадным ляпом, на самом деле, обладало бы большей достоверностью, если бы относилось к Германии, а не к Великобритании. Для большинства немцев кризис в Еврозоне — это всего лишь оскорбительный раздражитель, который на самом деле, не имел бы особого значения, если бы не запятнал репутацию их валюты и не вызывал бы чувство гнева из-за необходимости оказывать помощь расточительной периферии.
Подбодренная начавшейся «золотой осенью», как охарактеризовал экономическое состояние Германии один из министров, канцлер Германии Анхела Меркель в последний месяц ужесточила свою риторику. Утверждается все более бескомпромиссный подход к будущему Еврозоны. Как настаивает канцлер, держатели гособлигаций в неплатежеспособных банках должны согласиться на немедленную «стрижку» их активов, причем, по всей видимости, она выступает за применение аналогичного подхода к суверенному долгу уже в следующем году. Она также хочет внесения в договор изменений, позволяющих осуществлять добровольный выход или принудительное исключение стран из валютного союза. В любом случае, Ангела Меркель, судя по всему, решительно настроена сделать так, чтобы немцев не заставили расплачиваться за безрассудство периферии. Такие высказывания в разгар кризиса вряд ли способствуют урегулированию ситуации. На самом деле, достаточно сложно с точностью определить, в чем заключается игра г-жи Меркель, потому что сама канцлер признает, что каждый раз открывая рот, она лишь усиливает рыночную панику. Любой бы подумал, что она столь же близка к тому, чтобы развалить валютный союз, как и Джон Редвуд, или, по крайней мере, к тому, чтобы спровоцировать раннюю развязку этой драмы.
Германский подход можно охарактеризовать следующим образом — «кто не с нами, тот против нас», т.е. либо вы миритесь с германскими экономическими и финансовыми дисциплинами, либо благополучно убираетесь. Вы можете поинтересоваться, есть ли здесь место для евро, если налицо уход от самого понятия солидарной ответственности, и валюта становится лишь способом привязки других валют к немецкой марке, а ведь именно в этом направлении мы, судя по всему, и движемся. Что же способствовало приходу германской «золотой осени» с последующей потерей г-жой Меркель терпения в отношении своих коллег по валюте? И насколько устойчивым будет этот процесс? Как это ни парадоксально, но банковский кризис имел более значительные последствия для Германии, во всяком случае, первоначально, чем для беспомощных англосаксонских экономик. Высокий уровень сбережений, хорошее управление государственными финансами и значительный профицит текущего счета не имеют никакого значения. Экспорт и промышленное производство резко упали, когда мировая торговля застыла в виртуальной мертвой точке.
Но Германия уверена в своей экономической модели. Считая кризис лишь лакуной для Германии, правительство субсидировало заводы, чтобы те сохранили рабочие места, и покупателей, чтобы они тратили больше денег. В конце концов, это закончилось ожидаемым восстановлением производства, поддерживаемым буйным ростом развивающихся экономик. Однако здесь есть нечто действительно интересное. Рост произошел не только в экспортном секторе. Внутренние инвестиции и потребление также движутся по крутой восходящей траектории на фоне эффективно развивающегося цикла растущего делового и потребительского доверия. Это наиболее необычно для Германии, которая исторически является шаблонной нацией с высокой нормой сбережений и низким уровнем потребления. Отражая традиционное мнение, что это изменение является лишь временным отклонением от нормы и что вскоре ситуация начнет развиваться по типичному для Германии сценарию, в последнем Докладе о состоянии и перспективах мировой экономики МВФ прогнозируется возвращение профицита текущего счета к рекордным уровням. На самом деле, при действующих сейчас трендах это наименее вероятный сценарий.
Действительно, экспорт Германии вновь растет. Заводы работают на полную мощь и не могут произвести товаров в достаточном объеме. Но рост наблюдается в экспорте на развивающиеся рынки. Спрос со стороны периферийных экономик Еврозоны, которые когда-то были крупнейшими покупателями немецких автомобилей BMW, пылесосов Miele и современных строительных материалов не восстановится в течение весьма продолжительного периода времени. Таким образом, профицит текущего счета Германии с остальными странами Еврозоны в следующие годы значительно сократится, хотя демографический кризис в стране, а именно стремительное увеличение пожилого населения, не позволит этому профициту исчезнуть совсем. Некогда оживленный рынок немецких товаров в периферийных странах Еврозоны, которые теперь задыхаются от строгих мер крайней экономии, сейчас пересыхает. Аналогичным образом сильный поток капитала из ядра Еврозоны к периферии теперь превратился в тоненькую струйку. В процессе, отражающем расширение мировой торговли и дисбалансов капитала, германская модель, фактически, заключалась в предоставлении займов периферийным странам для покупки немецких товаров. Лишь треть германских сбережений шла на внутренние инвестиции, остальная часть уходила заграницу. Недальновидность этого подхода к экономическому росту теперь очевидна и сейчас резко перешла в режим реверса.
Излишек германских сбережений теперь оставлен для накопления внутри страны, как в скороварке. Одним из проявлений последующего внутреннего инвестиционного роста является щедрое десятилетнее ипотечное финансирование с процентной ставкой всего 2.9% в год. Не дай Бог, чтобы при таком раскладе в Германии в итоге начала прогрессировать англосаксонская болезнь чрезмерного расходования и появился полностью созревший пузырь цен на жилье. И свиньи, т.е. страны PIGS, действительно могли бы взлететь. Что угодно. По мере того, как Германия приобретает привычку тратить, она становится менее конкурентоспособной против вынужденной дефляции на периферии. Затягивание поясов в Германии заменяется раскрытием кошелька нараспашку. Теперь очередь Германии развлекаться.
Все это, в конечном счете, должно стать хорошей новостью для истощенной периферии в ее борьбе за возобновление роста. К сожалению, здесь есть один очевидный недостаток. Этот бум, в конце концов, приведет к росту инфляции в Германии. На самом деле, это уже происходит, и процесс сопровождается довольно значительным ростом реальной заработной платы. Германия не сможет этого долго выносить. Давление со стороны президента Европейского центрального банка Жан-Клода Трише в пользу ужесточения монетарной политики уже очевидно. Вряд ли нужно говорить, что обделенным спросом странам PIGS более высокие процентные ставки нужны «как дырка в голове». Рост немецкой экономики должен привести к столь необходимому восстановлению равновесия в сфере торговли и потоков капитала в Еврозоне, но едва ли он позволит преодолеть экзистенциальный кризис единой валюты.
Джереми Уорнер На этом сайте можно вызвать специалистов на чистку вентиляции от жировых отложений и пыли.
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Telegraph

Ноя 30

Чтобы остановить крах евро, премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро должен возобновить испанскую реформу
Если правительство Ирландии и надеялось получить вознаграждение инвесторов, после того как поддалось давлению и стало искать спасения у Европейского союза и МВФ, то вскоре его вывели из заблуждения. Также как и тех, кто надеялся, что кризис, поглощающий евро, остановится у реки Лиффи. В отличие от коррекционного роста после того, как в мае этого года ЕС оказал финансовую помощь Греции, на этот раз инвесторы едва остановились, чтобы сделать передышку, прежде чем вновь стали избавляться от ирландских активов, также как от португальских и испанских. Будущее евро будет безопасным только тогда, когда удастся избавиться от этой заразы. А это, как теперь становится ясно, принципиально зависит от того, что происходит в Испании.
Европейский план спасения основан на идее, что Ирландии и другим просто необходимо занять немного денег, чтобы пережить временные финансовые трудности. Но инвесторы все больше беспокоятся, что эти страны, на самом деле, не в состоянии обслуживать свои долги — каждая по-своему. В Ирландии проблема заключается в изворотливых банках и принятом в сентябре 2008 года опрометчивом решении правительства гарантировать все их обязательства. Некоторые инвесторы считают, что в итоге стоимость может превысить сумму обещанных займов ЕС/МВФ в размере ?85 млрд. ($115 млрд.) — особенно если банковские депозиты продолжат уходить из страны (см. «Платановое соглашение»). Слабеющее правительство Ирландии добавляет сомнений, потому что, вероятно, ему будет сложно принять строгий бюджет перед новыми выборами. В Греции опасения заключаются в том, что правительство не сможет мобилизовать с помощью налогов достаточно капитала или не сможет обеспечить достаточный рост экономики, чтобы финансировать свои стремительно растущие займы. Аналогичным образом дело обстоит с Португалией, у которой хоть и меньше проблем, чем у Греции, однако, вполне возможно, эта страна вслед за Ирландией обратится за финансовой помощью. Если бы паника была связана лишь с этими тремя странами, Еврозона смогла бы справиться. Но европейский фонд спасения недостаточен для решения проблем страны, которая стоит следующей в очереди — это Испания, четвертая по величине экономика Еврозоны, ВВП которой превышает суммарный ВВП Греции, Ирландии и Португалии.
На первый взгляд, опасения в отношении Испании кажутся преувеличенными. Хотя ситуация в Испании напоминает и банковский кризис в Ирландии, и плохую конкурентоспособность Греции, она не столь опасна, как в обеих этих странах. Государственный долг, который составляет приблизительно 60% ВВП, меньше долга Германии и ниже среднего по ЕС уровня. Крупнейшие банки страны находятся в устойчивом положении. Многонациональные корпорации страны наращивают свой экспорт. В мае, когда инвесторы избавлялись от испанских активов на фоне греческой паники, премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро отказался от идеи выйти из рецессии путем непомерных трат. Вместо этого он распорядился о сокращении расходов и увеличении налогов, чтобы сократить бюджетный дефицит с 11% ВВП в 2009 году до 6% в следующем году. И, подгоняемые Банком Испании, власти пытаются пробиться через слияния испанских касс, вызывающих беспокойство сберегательных банков, которые финансировали злополучный пузырь недвижимости в Испании.
Затем Сапатеро, который не выказал реального понимания необходимости реформы, сделал большую ошибку. Отчасти из-за того, что эти меры дали ему передышку на рынках, отчасти потому, что его разворот на сто восемьдесят градусов привел к десятибалльному снижению поддержки его социалистической партии и общей забастовке его друзей в профсоюзах, он отложил другие реформы. Теперь ему вновь придется противостоять безумным рынкам и широко распространенному мнению, что испанской экономике не удастся вырасти. Уровень безработицы застрял на отметке выше 20%, а темпы роста инфляции выше, чем в Германии. Государственный долг незначителен, но долги испанских домохозяйств и компаний намного выше среднеевропейского показателя. Они получали финансирование из-за границы: дефицит текущего счета по-прежнему выше 4% ВВП. Банкам и кассам только предстоит в полной мере сознаться в убытках по кредитам на недвижимость; недоступные счета региональных правительств вызывают подозрения.
Сапатеевро
Когда рынки снедает беспокойство, их нелегко разубедить. Если Сапатеро намерен решить эту проблему, ему необходимо сделать несколько стремительных шагов. Во-первых, он должен представить надежный среднесрочный фискальный план. Это значит сказать всю правду о долгах в банковской системе и регионах и ускорить реализацию программы повышения пенсионного возраста с 65 до 67 лет. Во-вторых, ему необходимо максимально помочь конкурентоспособности испанских компаний — потому что как только станет ясно, что экономика Испании может вырасти, ее долги будут выглядеть значительно менее пугающе. Его реформа рынка труда отличалась исключительной робостью. Жестко централизованная система переговоров о заработной плате санкционирует ежегодное повышение заработной платы, и будь что будет. Он отложил реформы пенсионного обеспечения и коллективных сделок до следующего года. И теперь они могут стать залогом местных и региональных выборов до всеобщих выборов 2012 года, которые социалисты, безусловно, проиграют. Поэтому ему необходимо удвоить усилия, чтобы заключить соглашение с оппозицией и продолжить реализацию реформ. Ответственность за будущее единой валюты лежит на Германии и Европейском центральном банке — в конце концов, именно у них имеются средства. Но в настоящий момент ключевой фигурой является Сапатеро. Если он будет действовать без промедления, он может сыграть исключительно важную роль в предотвращении краха единой валюты.
Подготовлено Forexpf.ru материалам The Economist

Ноя 30

Евро/доллар укрепился до уровня 1.3030 и приблизился к оферам в области 1.3045/50. Дилеры отмечают невысокую активность в паре, однако, внутридневные короткие позиции постепенно вытесняются на фоне отката, начавшегося в конце лондонской торговой сессии. По мнению аналитиков, частично, поддержку евро оказали комментарии Трише, который заявил о том, что ЕЦБ продолжит свои программы по обеспечению ликвидности, что, однако, не влияет на состояние монетарной политики. Еврозона, в целом, продемонстрировала неплохой рост, и все же многие наблюдатели обеспокоены происходящим в частности, в Греции и Ирландии. Он также добавил, что на данный момент платежеспособность стран не вызывает сомнений.

Ноя 30

По словам аналитиков Scotiabank, экспортный сектор Канады продолжает радоваться росту цен на сырье. Товарно-сырьевой индекс Scotiabank за октябрь вырос на 3.6% — это уже четвертое повышение подряд. В банке отмечают, что наиболее существенный вклад в увеличение индекса внесли нефть и газ, которые выросли на 4.9%. Подиндексы металлов и минералов также увеличились на 4.7%. Аналитики Scotiabank говорят о том, что масштабный рост цен на сырье является следствием ослабления американского доллара в октябре, а также результатом сокращения запасов по некоторым ресурсам.

Ноя 30

Евро падает, трейдеры продают евро/иену, между тем, доллар/иена также испытывает на себе давление из-за динамики японской валюты в кроссах. Сейчас доллар/иена снизилась на 1% по сравнению с уровнями открытия. Инвесторы паникуют и стремятся покинуть рисковые активы, опасаясь ухудшения фискального кризиса в Еврозоне. В этих условиях иена все еще может отыграть свои позиции. Традиционно, она считается валютой убежищем и укрепляется в условиях анти-рисковых настроений. Текущий курс доллар/иены 83.47 против 84.25 при закрытии в понедельник.

Ноя 30

Многие аналитики считают, что для евро критическим уровнем будет 1.20. Именно здесь надо бить тревогу. Однако диапазон 1.25-1.30 на самом деле еще опаснее в сложившейся ситуации. Многие инвесторы, продававшие доллар в ожидании QE2, вероятно, заходят продать часть активов в Германии/Франции по мере приближения евро к отметке 1.27.

Ноя 30

Австралийский доллар снова снижается в начале торговой сессии в Нью-Йорке. Он прошел предыдущие минимумы на уровне 0.9550 и устремился к 0.9541 (минимум 5 октября). За ним следует уровень коррекции Фибоначчи восходящего движения от минимумов августа до максимумов ноября (0.9477/80). Однако трейдеры говорят о том, что на подходе к уровню 0.9540 и в районе 0.9500 расположены биды, которые могут сдержать падение.

Ноя 30

Новости из Канады спровоцировали сильный всплеск активности покупателей доллар/канады, который в настоящее время агрессивно тестирует офера в районе C$1.0270. Последним пока удается сдерживать натиск быков, но дилеры отмечают, что после крайне слабого отчета по ВВП за сентябрь и третий квартал в целом у пары появилась хорошая возможность для того, чтобы, наконец, пробить указанное сопротивление, ограничивавшее попытки роста в последнее время. Выше C$1.0280 ожидается серия достаточно крупных стопов, исполнение которых откроет дорогу дальнейшему ралли к C$1.0300/05(выше также находятся стопы), C$1.0320/25 и C$1.0340/50. Дилеры отмечают, что отчет в целом негативно сказался на настрое инвесторов, которые сохраняют повышенный апетит к американской валюте, и советуют следить за динамикой нефти, начинающей проявлять тягу к более активному снижению после вчерашнего рывка выше. 

Ноя 30

Евро продолжил свое бесславное падение на фоне расширения спрэдов по итальянским, португальским и ирландским долговым бумагам по сравнению с немецкими. Кроме того, Китай планирует дальнейшее ужесточение монетарной политики, что также ухудшает общий настрой на рынках рисковых активов. Не способствовали росту оптимизма и данные по уровню безработицы в Японии. Таким образом, инвесторы вновь устремились к безопасным активам, таким как доллар, иена и франк. Аналитики полагают, что американская валюта сегодня получит дополнительный стимул к росту после публикации данных по потребительскому доверию, которые, вероятно, превзойдут ожидания. В целом, сегодня больше всего повезло именно доллару, однако иена и франк тоже пользовались спросом. Обе валюты сумели укрепиться против доллара, который в свою очередь, вырос против евро, в том числе и под влиянием сокращения коротких позиций по доллару и длинных по евро.

Ноя 30

В последние недели обильно эксплуатировался термин «валютная война». Давайте будем надеяться, что это кратковременное увлечение — термин явно неуместный и, по сути, является чистой фикцией. На самом деле, никаких реальных валютных войн не ведется — мы просто наблюдаем реакцию нормальных валютных рынков на события. Давайте проанализируем факты. За последние пять лет китайская валюта выросла против американского доллара приблизительно на 20%. Около десятой части этого роста произошло за период с конца этого лета. За тот же период взвешенный по торговле юань вырос приблизительно на 14%. Какой бы принцип измерения вы ни использовали, это значительное изменение, причем такое, которое имеет существенные последствия.
Если вы готовы искать, то сможете найти множество свидетельств изменения китайской экономики в лучшую сторону. Возьмем, к примеру, китайские данные по торговому балансу за октябрь. Всеобщее внимание привлекло значительное увеличение профицита торгового баланса, который вырос до $27.1 млрд. Однако в первые 10 месяцев 2010 года профицит торгового баланса Китая составлял лишь 3.2% от ВВП, что представляет собой лишь третью часть от максимального значения, зафиксированного до финансового кризиса. Профицит текущего счета Китая также кажется огромным — по прогнозам Международного валютного фонда в этом году он составит $270 млрд. Однако в пропорции к ВВП этот профицит представляет собой чуть более 5% от своего максимума. Снижение профицита торгового баланса было еще более значительным — в этом году он, вероятно, составит менее 4% от ВВП, а это меньше половины от недавнего максимума. Также циркулирует множество сообщений о том, что из-за растущих расходов международные компании больше не рассматривают Китай в качестве низкозатратного варианта для своего производства, что может способствовать дальнейшему снижению профицита торгового баланса. Неудивительно, что Китай размышляет над обязательством сохранять профицит текущего счета на уровне ниже 4% от ВВП — этот предел уже совсем близок.
Некоторые заявляют, что эти улучшения — лишь временное явление и простое отражение резкого снижения спроса на китайский экспорт, в особенности со стороны США. Однако в этом случае, почему китайский импорт сейчас приблизительно на $400 млрд. превышает показатель 2009 года — цифра, соответствующая всей экономике Греции? Здесь заслуга принадлежит китайскому внутреннему спросу, который дает преимущества странам с сильным экспортным сектором, таким как Германия. Конечно, такие преимущества есть не у всех, но это еще не причина обвинять Китай в ведении валютной войны. На самом деле, даже США на определенном этапе, возможно, смогут увидеть рост собственного экспорта. На недавней встрече лидеров стран Большой двадцатки многие начали обвинять США в том, что страна играет свою собственную роль в этой военной игре, после решения Федрезерва влить в американскую экономику еще $600 млрд. Но ответственность ФРС заключается в обеспечении высокого уровня занятости и низкого уровня инфляции и никак не связана с валютами. Снижение доллара может стать следствием проводимой ФРС политики. Но если и когда эта политика оправдает себя, экономика восстановится, так же как и американская валюта. Именно так происходит с плавающими обменными курсами.
В последние месяцы разные страны тоже вмешивались на рынок, чтобы предотвратить укрепление своих валют: одни — лишь изредка, другие — довольно часто. Возьмем лишь несколько примеров — Бразилия, Япония и Швейцария. У каждой из этих стран была абсолютно уважительная причина для таких действий, принимая во внимание тот факт, что курсы их валют действительно были слишком завышенными. И снова, военная терминология здесь неуместна. Среди всех этих жарких разговоров, у тех, кто считает юань недооцененным, есть только один убедительный аргумент — рост валютных резервов страны, которые сейчас исчисляются суммой свыше $2 500 млрд. Но даже здесь следует признать огромный приток иностранных инвестиций в Китай. Это означает, что сальдо платежного баланса по основным операциям, к которым относятся притоки капитала, намного значительнее даже по сравнению с улучшившимся балансом текущего счета. Причины этому есть как разумные, так и необоснованные, например, накопление излишних резервов с целью избежать повторения азиатского кризиса 1998 года.
Мы живем в век, когда развитие позволяет миллионам людей избавиться от бедности. Китай с его экономикой, объемы которой за десятилетие увеличились в три раза, находится на передовой этого процесса. Другие страны БРИК, среди которых Бразилия, Россия и Индия, также имеют большое значение, вместе с другими развивающимися экономиками. Столь знаменательные события никак не ассоциируются с тем, что обычно называют военными условиями. По мере развития этого десятилетия дальнейший рост исправит мировые дисбалансы, которые лежат в основе текущей валютной полемики. И когда это произойдет, через стремительные валютные колебания, наша система плавающих курсов продемонстрирует свою эффективность. В конце концов, она принесет намного больше пользы, чем многие сейчас считают.
Джим О’Нил
По материалам The Financial Times

« Previous Entries